Ведь она обязана была выполнить

Описанный мною метод подготовки к защите -
ме­тод «отстранения», «взгляда со стороны», - наверное, совсем не оригинален. Я
таким методом пользовалась всегда, но это не научило меня быть равнодушной в
суде. В каждом новом процессе я вновь с симпати­ей и доверием выслушивала
благоприятные для моих подзащитных показания, вновь внутренне негодовала,
слушая показания свидетелей обвинения, чтобы потом усилием воли на какое-то
время забыть, кто «враг», а кто «друг», и выуживать из их показаний по крупицам
факты, факты и только факты.

Этот нелегкий для меня процесс разделения
то­го, что воспринимается слитно, как нечто целое, дает очень недолговечный
результат. И эмоциональное вос­приятие возвращается вновь и так и оседает в
памяти на годы, а многое даже навсегда. Я не верю, что на­ступит время, когда
забуду и то, что говорила тогда на нашем процессе Татьяна Великанова, и то, как
звучал ее голос:

Они не реагировали даже на то, что их били.
Сидели не поднимая головы. Не сопротивлялись, когда их били ногами. Как будто
это не их, как будто

они
на другом свете.

Помню, как я опустила голову, чтобы никто
не заме­тил моего волнения, когда слушала ее рассказ - рас­сказ женщины, на
глазах которой избивают мужа и ко­торая сумела себя сдержать и не вмешаться, не
защи­тить. Ведь она обязана была выполнить взятую на се­бя роль
свидетеля-очевидца, чтобы потом в суде, неиз­бежность которого она понимала,
иметь возможность рассказать правду о демонстрации.

Помню
и то, как постепенно затихал враждебный гул «публики», и наступила тишина, в
которую падали пол­ные достоинства слова, сказанные в ответ на вопрос
прокурора:

Я не считала себя вправе его отговаривать.