Все эти иностранцы называли себя

В конце лета или в начале осени я последовательно
встречался с четырьмя иностранцами. От них получил две папки с материалами НТС
и книги. Все эти иностранцы называли себя представителями зарубежной
организации - Комитета содействия СМОГу.

В ноябре приезжал иностранец по имени Генрих - он
назвался представителем какой-то организации юристов. От него я получил 260
долларов и 300 рублей советскими деньгами.

С
ним я отправил на Запад «Белую книгу». В январе приехала иностранка по имени
Надя. От нее получил копирку для тайнописи, условный цифровой шрифт и два
адреса, по которым я смогу направлять письма для НТС. Через Надю я передал свой
журнал «Феникс».

Если бы это было все. Если бы на этом можно было
поставить точку.

Следствие по этому делу было закончено 21 сентя­бря,
а за 3 дня до этого Юрий вновь изменил свои по­казания.

Он
теперь не отрицал встреч с иностранцами, но от­рицал, что они были
представителями НТС. Он не от­рицал того, что писал зашифрованное письмо, но от­рицал,
что оно было адресовано в НТС. Он признавал, что в ноябре встречался с
иностранцем по имени Ген­рих, но отрицал, что передавал ему «Белую книгу». Он
признавал, что встречался с иностранкой по имени На­дя, но отрицал, что передал
ей журнал «Феникс». Он признавал свое участие в перепродаже долларов, но
говорил, что получил их не от иностранца, а от Добро­вольского, которому
согласился бескорыстно помочь. Закончил он свои показания так:

Признавая
все то, что на меня наговорил Добровольский, я хотел выручить его, считая, что
мне все равно отвечать за составление журнала «Феникс» и «Открытое письмо
Шолохову».

Если учесть, что Юрий относился к предстоящему
суду как к балагану и видел наиболее правильную для себя линию поведения в
предстоящем процессе в от­кровенном издевательстве над судом, думаю, что мой
читатель согласится с тем, что задача, стоявшая пере­до мной, была очень
нелегкой.