Вторая свидетели Ястребова и Леман.

Обвинительную власть уже не могли устроить пока­зания
свидетелей, что нарушение общественного по­рядка они усмотрели в содержании
плакатов. Необхо­димы были доказательства, что демонстрация сопро­вождалась
бесчинствами и нарушала нормальную ра­боту транспорта.

В распоряжении следствия по этому пункту обвине­ния,
помимо показаний обвиняемых, были показания трех групп свидетелей. Первая
группа - это друзья и родственники подсудимых. Вторая - свидетели Ястре­бова и
Леман. Свидетели незаинтересованные, чьи по­казания полностью подтверждают
рассказы обвиняе­мых и их друзей.

Третья группа - это подлинные свидетели обвине­ния,
то есть те, чьи показания используются обвине­нием как доказательство вины в
нарушении демон­странтами общественного порядка и нормальной ра­боты
транспорта.

Я хочу представить моим читателям равную с судом
возможность самим оценить материалы дела и самим сделать вывод о доказанности
обвинения.

Итак, показания свидетелей первой группы. Татьяна
Великанова, жена Константина Бабицкого (том 2, ли­сты дела 70-71 оборот):

Я видела, как муж вместе с остальными участниками
демонстрации сели вокруг Лобного места и развернули плакаты. Примерно через 2
минуты подбежали две группы мужчин и стали эти плакаты вырывать. Один, я хорошо
запомнила его в лицо, ударил Файнберга ботинком в лицо.

У
Файнберга весь рот был в крови. Никто из знакомых мужа даже не поднялся и никак
не реагировал на провокацию.

В том крыле, где сидел Литвинов, тоже кого- то
били, кого - не рассмотрела. Какой-то мужчина ударил пинком моего мужа в бедро.

Побои
наносили не из толпы собравшихся граждан, а определенные специальные люди, но
без повязок.