Я считаю эти действия советского

Константин
Бабицкий:

Полагая, что ввод советских войск в Чехословакию наносит
прежде всего вред престижу Советского Союза, я считал нужным донести это свое
убеждение до сведения правительства и граждан. Для этого в 12 часов 25 августа
я явился на Красную площадь.

Я шел на Красную площадь с полным

сознанием того,
что я делаю, и с пониманием возможных последствий.

Вадим
Делонэ:

21
августа я узнал о вводе советских войск в Чехословакию и был возмущен этой
акцией правительства. Мне казалось, что если я не выражу своего протеста, то
тем самым своим молчанием поддержу это действие. Я не стыдился и не стыжусь
сейчас, стоя перед судом, своих действий, своего участия в протесте против
ввода советских войск в Чехословакию.

Павел
Литвинов:

21
августа советские войска перешли границы Чехословакии. Я считаю эти действия
советского правительства грубым нарушением норм международного права. Мне
очевиден ожидающий меня обвинительный приговор. Этот приговор я знал заранее -
еще когда шел на Красную площадь. Тем не менее я вышел на площадь. Для меня не
было вопроса - выйти или не выйти?

Лариса
Богораз:

Мой поступок не был импульсивным. Я действовала
обдуманно, полностью отдавая себе отчет в последствиях своего поступка. Именно
митинги, радио, сообщения в прессе о всеобщей поддержке побудили меня сказать:

- Я против, я не
согласна.

Если бы я этого не сделала, я бы считала себя
ответственной за действия правительства.

Мне кажется, более того - я почти уверена,
что если бы написала эти выдержки из показаний единым пото­ком, то вряд ли
кто-нибудь мог определить, какие сло­ва из приведенных мною принадлежат
исключенному из комсомола Дремлюге, а какие - серьезному учено­му Константину
Бабицкому. Что говорил начинающий жизнь студент Вадим Делонэ, а что - зрелый
человек, кандидат наук Лариса Богораз. Общая нравственная основа их подвига как
бы сравняла их, определив и об­щую позицию, и общий стиль поведения в суде.