Я вам действительно говорю правду.

Я еще не знаю твоего дела и не даю тебе
сейчас никаких советов, кроме одного. Подумай серьезно над

тем, что я тебе сейчас
сказала.

-   Я уже обо всем
этом думал. Я вам действительно говорю правду. Мы этого не делали.

Я ехала в переполненном вечернем автобусе,
потом в переполненном метро, потом опять в автобусе и не замечала ничего вокруг
себя. У меня перед глазами было Сашино лицо, его жест, когда он протянул и по­ложил
на стол руки. «Неужели вы тоже не верите, что я этими руками.»

И уже затих, почти совсем замолчал тот
внутренний голос, который напоминал мне страшные подробности признания.

Каждому адвокату очень важно искренне
верить в то, что ему предстоит отстаивать в суде. Наверное, именно поэтому мы
так охотно верим нашим подза­щитным.

Сила убедительности защитительной речи
основы­вается, конечно, в первую очередь на анализе доказа­тельств, на
непогрешимости аргументации. Но состав­ной частью ее воздействия являются и
манера гово­рить, и жест, и то, как стоишь перед судом, как смо­тришь на него.
Вот почему защитительная речь - это всегда устное творчество.

Ораторский стиль речи может быть очень
различен. Даже один и тот же адвокат, если он действительно хо­роший оратор,
должен интуитивно подчинить свою ма­неру изложения аргументации особенностям
конкрет- ного дела. Но, конечно, каждый
адвокат имеет свой ин­дивидуальный, органически ему присущий стиль.

Я говорю очень просто - так я умею и так
мне нра­вится.

Я действительно «люблю обычные слова, как
не­изведанные страны» (это строка из стихов любимого мною современного поэта
Давида Самойлова), и уве­рена, что простыми словами можно выразить и самую
сложную мысль, и самое тонкое чувство. Но такая ма­нера речи - лишенная всяких
украшений - не терпит фальши. Ее просто нечем скрыть.