Знакомство это не оборвалось тогда.

После приговора (Марченко был осужден к
одному году лишения свободы) народный судья сказал, что я смогу ознакомиться с
протоколом судебного заседа­ния 26 августа и тогда же получу разрешение на сви­дание
с Анатолием в тюрьме. Я обещала Ларисе и Па­влу Литвинову встретиться с ними до
того, как пойду на свидание с Анатолием. Мы назначили и время встречи

-   25 августа в 6
часов вечера.

Наше знакомство с Ларисой Богораз-Даниэль
нача­лось с моей неудачной попытки защищать ее бывшего мужа-писателя Юлия
Даниэля. Знакомство это не обо­рвалось тогда. У Ларисы и ее друзей часто
возникала необходимость получить у меня совет. Но, помимо это­го и независимо
от этого, мы просто испытывали друг к другу чувство искренней симпатии,
довольно быстро перешедшее в дружбу.

С Павлом Литвиновым я познакомилась позже,
на­верное в 1967 году, когда начала выступать в полити­ческих процессах. Но
родители Павла - мои добрые и давние знакомые, с которыми меня связывали и об­щий
круг друзей, и любовь к музыке, и совместные туристские походы. Поэтому, хотя
мои встречи с Па­влом носили деловой характер и были связаны с ор­ганизацией
защиты по нескольким политическим де­лам, дружба с его родителями сразу же
определила неформальный характер наших отношений. Кроме то­го, Павел мне очень
нравился мягкостью, терпимостью и личным мужеством, в котором я имела
возможность убедиться еще во время процесса над Юрием Галанс- ковым и
Александром Гинзбургом.

11  января 1968 года,
накануне окончания этого про­цесса, Павел и Лариса написали и передали на Запад
для публикации обращение «К мировой общественно­сти».

В то время в Москве и других городах
страны мно­гие писали и подписывали самые разнообразные пись­ма протеста, в
которых резко критиковали нарушения «социалистической законности», выступали с
требо­ваниями соблюдения демократических норм. Каждое из этих писем было
заметным явлением общественной жизни. Слушали их по западным радиостанциям,
чита­ли и передавали из рук в руки тонкие листки папирос­ной бумаги с еле различимым
текстом.