§ 47). По мнению Суда:

В двух решениях, принятых в начале своей
деятельности, - по делам Glasenapp
v. Germany
и Kosiek
v. Germany
[749] -
Суд встал на точку зрения, что отказ в приеме на
государственную службу, связанный с высказывания­ми кандидата, не является
нарушением статьи 10. Однако в сентябре 1995 г. Суд решил, что в деле Vogt
v. Germany
[750] статьи
10 была нарушена. Дело касалось увольнения с государственной службы учителя в
связи с его поли­тической деятельностью в Коммунистической партии Германии. Суд
усмот­рел различие между этим делом и делами Glasenapp
и Kosiek
и установил, что увольнение представляет собой нарушение
права на свободу выраже­ния мнения, тогда как отказ в приеме не нарушает этого
права. Принимая во внимание суровость принятых по отношению к заявителю санкций
и его поведение в ходе выполнения им своих профессиональных обязанностей, Суд
не только установил нарушение его прав, но также счел, что выбранная властями
мера была несоразмерна преследуемой ими правомерной цели. Тем самым данное
вмешательство не может рассматриваться как необходи­мое в демократическом
обществе (Vogt). В одном
из своих последних ре­шений (дело Fuentes
Bobo v. Spain href="#_ftn751" name="_ftnref751" title="">[751]) Суд
признал нарушением свободы выражений увольнение заявителя по дисциплинарным
основаниям. Дело касалось высказываний - якобы оскорбительных - руководителя
телевизи­онной программы по адресу дирекции государственного канала испанско­го
телевидения.

В деле Bowman
v. UK href="#_ftn752" name="_ftnref752" title="">[752]
Суд рассматривал уголовное преследование, возбужденное за
распространение заявительницей перед выборами лис­товок, в которых были
представлены взгляды каждого из кандидатов на проблему абортов и на
эксперименты с человеческими эмбрионами. Суд счет несущественным то, что
уголовное преследование не закончилось вынесением приговора, поскольку власти
могли бы выдвинуть эти обви­нения еще раз и добиться осуждения заявительницы за
распространение листовок. По мнению Суда, в данном деле свобода выражения
мнения не была ущемлена непосредственно, но тот факт, что уголовные обвинения
были предъявлены и могут быть предъявлены еще раз, привел к ограни­чению этой
свободы. Рассматривая данное дело с точки зрения других требований статьи 10,
Суд пришел к выводу, что национальное законода­тельство «создает практически
непреодолимый барьер» на пути публика­ции некоторых сведений, связанных с
дальнейшими намерениями заяви­теля (§ 47). По мнению Суда: