1.3.                    Право на жизнь и возможные исключения

Что касается адекватности расследования,
то здесь Суд отметил, что имело место гласное расследование, на котором
заявители были представ­лены в соответствии с законом и в ходе которого были
выслушаны 79 свидетелей. Расследование продолжалось 19 дней, и, как следует из
много­томного стенографического отчета, в ходе его были подробно рассмотре­ны
все события, связанные с гибелью людей. Далее, из стенографического отчета,
включая напутственное слово коронера присяжным, видно, что ад­вокаты,
представлявшие интересы заявителей, смогли допросить, в том числе путем
перекрестного допроса, ключевых свидетелей, военнослужа­щих и полицейских,
участвовавших в планировании и осуществлении ан- титеррористической операции, и
сделать в ходе расследования заявления, которые они сочли необходимыми. В
результате Суд установил, что в дан­ном случае было проведено тщательное,
беспристрастное и внимательное изучение обстоятельств, связанных с гибелью
людей.

1.3.                   
Право на жизнь и возможные исключения

Поскольку предназначение документов о
правах человека - защитить каждого человека, статья 2 должна интерпретироваться
и применяться так, чтобы сделать предусмотренные гарантии действительными и
эффектив­ными. Поэтому те четыре исключения, которые названы в тексте статьи 2,
должны, также как и другие ограничения, предусмотренные Конвенцией, толковаться
узко. Ограниченное толкование исключений ведет к более ре­альной защите права
на жизнь.

Первое исключение предусмотрено в первом
параграфе. Оно относится к ситуации, когда государство сохранило смертную
казнь. Это исключе­ние имеет в большей степени историческое значение, поскольку
почти все страны-участники Совета Европы ратифицировали Протокол 6 к Конвен­ции,
который запрещает смертную казнь в мирное время. На момент 4 июня 2003 г.
только 4 из 45 государств не ратифицировали этот Прото­кол.7
Ратификация Протокола 6 сейчас является обязательным условием для всех
государств присоединяющихся к Совету Европы. Результатом действия статьи 1
Протокола 6 является то, что смертная казнь более не является допустимой в
мирное время. Законодательство, действующее или принятое в будущем, в любой
стране, соблюдающей Протокол 6, может предусматривать только смертную казнь «в
отношении деяний, совершенных во время войны или неизбежной угрозы войны». href="#_ftn79" name="_ftnref79" title="">[79]
Четыре оставшиеся государства, которые подписали, но не ратифицировали Про­токол
6, не вправе больше исполнять смертную казнь, исходя из одного из последних
решений Ocalan v. Turkey. href="#_ftn80" name="_ftnref80" title="">[80]