2.     Было ли вмешательство «предусмотрено законом»

75,    DR 10, р. 115,       55).

96.  Суд отметил, что паспорт
первого Заявителя был изъят 26 августа 1995 г. и возвращен 6 октября 1999 г.
Первый Заявитель не указала на ка­кие-либо конкретные события, произошедшие
после 5 мая 1998 г. - даты, когда Конвенция вступила в силу в отношении России,
- которые сами по себе являлись, хотя бы предположительно, неуважением ее
частной жиз­ни. Однако вмешательство в частную жизнь первого Заявителя является
сво­еобразным, поскольку оно предположительно вытекает не из разовых дей­ствий,
а из ежедневных неудобств в целом, продолжавшихся до 6 октября

1999 г. Таким образом, Суд
имеет временную юрисдикцию по рассмотре­нию положения первого Заявителя, как
минимум, в период времени, начи­ная с 5 мая 1998 г.

97.  Суд посчитал
установленным, что в своей повседневной жизни граждане России должны
предъявлять свое удостоверение личности до­статочно часто, даже при таких
простых действиях, как обмен валюты или покупка билетов на поезд. Внутренний
паспорт также необходим для бо­лее важных целей, например, для трудоустройства
или получения меди­цинской помощи. Таким образом, лишение паспорта представляет
собой длящееся вмешательство в частную жизнь Заявителя (см., mutatis mutandis, Постановление
Большой Палаты Европейского Суда по делу «Кристин Гудвин против Соединенного
Королевства» (Christine
Goodwin v. UK),
жалоба № 28957/95, ECHR 2002-VI,_77).

2.    
Было ли вмешательство «предусмотрено законом»

98.  Основным вопросом
является то, было ли вмешательство оправдан­ным в соответствии с п. 2 ст. 8
Конвенции, а именно, было ли оно «предус­мотрено законом» и «необходимо в
демократическом обществе», служило ли одной из целей, перечисленных в данном
пункте.