2.3.                 Абсолютная свобода мысли

2.3.                
Абсолютная свобода мысли

В сферу гарантируемой статьей 9 защиты
входят «свобода мысли, убеждений, вероисповедания». Данная норма не
предусматривает воз­можности для каких-либо ограничений этих свобод. Часть 2
статьи 9 пре­дусматривает некоторые возможные ограничения, но не свободы мыс­ли,
убеждений и вероисповедания. Часть 2 статьи 9 предусматривает ограничения
только права .действовать в
соответствии со своим вероисповеданием или убеждениями.

Это дало возможность Комиссии и Суду
установить различие между «аб­солютной» свободой убеждений, которая не может
быть ограничена ни при каких условиях, и «проявлением» убеждений, которое может
быть ограни­чено властью при соблюдении определенных условий. Так, с одной
сторо­ны, внутренний аспект убеждений - чьи-то мысли - абсолютны и ни при каких
условиях не могут быть ограничены государственными органами. С другой стороны,
публичное проявление чьих-либо убеждений, выражение чьих-либо религиозных
верований может быть ограничено в соответствии с частью 2.

На практике не так просто разграничить
вмешательство в «абсолютную» свободу вероисповедания и ограничение проявления
этих убеждений, оп­ределить правомерность вмешательства. Основная трудность
заключается в том, что любое вмешательство в действия, основанные на
убеждениях, име­ет своей целью и конечным результатом пресечение этих действий.
Это не­избежно приводит к невозможности проявления убеждений в будущем и
оборачивается давлением на людей, которые должны модифицировать и (или)
изменить свои убеждения. И это влияет на внутренние убеждения, которые в теории
являются неприкосновенными. Существует также другой пример того, насколько
сложно различить вмешательство в абсолютную внутреннюю свободу убеждений и
ограничение проявлений этих убежде­ний. В случае отказа лица сделать
определенное заявление, которое проти­воречит его убеждениям, оно может быть
привлечено к ответственности. Такая ответственность и негативные последствия
привлечения к ответствен­ности могут быть расценены, как попытка властей
изменить чьи-либо убеж­дения. Так, в деле Buscarini v. San
Marino17 Суд,
рассматривая вопрос о том, является ли обязательная клятва на Библии
проявлением насилия, пришел к выводу, что подобная клятва не является
религиозным требованием, но в то же время установил неправомерность подобной
клятвы.