2.3. Сексуальные отношения

2.3. Сексуальные
отношения

Современный подход Европейского Суда заключается в том, что
лю­бое вмешательство со стороны государства в сферу сексуальных отно­шений, как
гетеросексуальных, так и гомосексуальных и лесбийских дол­жно иметь очень
веские причины.[519]
Более того, гетеросексуальные отношения, гомосексуальные и лесбийские отношения
должны иметь равную степень защиты от вмешательства, включая одинаковое законо­дательное
регламентирование добровольных отношений между взрос­лыми и подростками. href="#_ftn520" name="_ftnref520" title="">[520]
Наиболее часто в практике Европейского Суда

встречаются дела, затрагивающие вопросы гомосексуальных отноше­ний,
но также Суд рассматривал обращения о вмешательстве государ­ства в сексуальные
отношения с использованием нетрадиционных сек­суальных практик, например,
садомазохизма.

Одними из первых дел, касающихся гомосексуальных отношений
были Dudgeon v. UK href="#_ftn521" name="_ftnref521" title="">[521] и Norris
v. Ireland. href="#_ftn522" name="_ftnref522" title="">[522] Для многих европейских
стран была характерна криминализация гомосексуальных отношений между мужчи­нами,
даже если эти отношения складывались по доброй воле, и были сознательным
выбором участников. В деле Dudgeon
v. UK заявитель был
гомосексуалистом и активно участвовал в подготовке законопроекта о зап­рете
уголовного преследования гомосексуальных отношений. Закон был отклонен и после
этого против заявителя было возбуждено уголовное пре­следование, которое через
год прекращено. Заявитель утверждал, что за­конодательно закрепленное уголовное
преследование за гомосексуализм представляет вмешательство в его частную жизнь,
даже, если он не был реально привлечен к ответственности. Суд пришел к выводу,
что действия государства были неправомерны и нарушали статью 8, хотя признал,
что государства вправе устанавливать уголовную ответственность за гомосек­суальные
отношения с участием несовершеннолетних. Аналогичный воп­рос поднимался в деле Norris
v. Ireland.