2.4. Персональные данные

Следует отметить, что общественное мнение в России относится
к гомо­сексуальным отношениям не толерантно. Например, лица, практикующие
гомосексуальные отношения, априори относятся к группе риска. name="_ftnref534" title="">[534]
Кроме того, на уровне Государственной Думы регулярно делаются попытки
рассмотреть и принять законопроект, запрещающий гомосексуальные отношения.

2.4. Персональные
данные

2.4.1.                     
Использование фотографий, видеозаписей, иных данных для
проведения расследования и предотвращения совершения преступлений

Вопросы, связанные со сбором, хранением, распространением
персо­нальных данных также подпадают под гарантии статьи 8. Европейский Суд
признал, что проведение переписи населения, сбор медицинских сведе­ний и
ведение медицинских записей, сбор налоговыми органами инфор­мации о личных
расходах не является вмешательством в личную жизнь.

Достаточно часто предметом рассмотрения в Суде был вопрос о
пра­вомерности использования личных данных правоохранительными органами. В
делах McVeigh, O'Neill
and Evans
v. UK href="#_ftn535" name="_ftnref535" title="">[535] и Murry
v. UK href="#_ftn536" name="_ftnref536" title="">[536] заявители
утверждали, что процедуры допроса, обыска, снятия отпе­чатков пальцев, а также
фотографирование без ведома и согласия зая­вителя представляют собой
вмешательство в личную жизнь заявителей. Комиссия и впоследствии Суд пришли к
выводу, что данное вмешатель­ство является незначительным по сравнению с
необходимостью борь­бы с терроризмом.

В деле Freidl
v. Austria href="#_ftn537" name="_ftnref537" title="">[537] в полицейский
архив была включена фотогра­фия заявителя после его участия в демонстрации, во
время которой он был сфотографирован. Заявитель был идентифицирован, и были
собраны его личные данные. Он узнал о существовании досье, когда оказался
участником ДТП, производство по которому было прекращено, в связи с его незначи­тельностью.
Заявитель полагал, что сбор данных о нем в данном случае на­рушает его личную
жизнь. Комиссия с ним не согласилась, так как не было вмешательства в его
«внутренний мир», каким оно было бы при осуществле­нии съемки в его доме,
фотографии были сделаны в публичном месте на общественном событии и, кроме
того, данные сведения использовались толь­ко для регистрации, но не для
дальнейшего преследования заявителя. В прин­ципе практика ЕСПЧ исходит из того,
что хранение записей о прошлых правонарушениях не является нарушением статьи 8,
так как может рассмат­риваться как необходимое в демократическом обществе для
целей предот­вращения совершения преступлений.