4.4.  Разрушение деревень

4.4. 
Разрушение деревень

Борьба Турции против ППК на юго-востоке Турции привела к
серии дел, в которых установлено, что государство несет ответственность за
разруше­ние деревень. Заявления базировались на том, что силы безопасности вхо­дили
в конкретные деревни и сжигали дома и все их содержимое. В серии таких случаев
Суд признал нарушение статьи 3 на основании того, что эти действия составляли
бесчеловечное обращение.

В деле I
v. Turkey231 заявитель
утверждал, что силы безопасности разру­шили его дом, уничтожили имущество и
урожай табачного листа, тем са­мым лишив его средств к существованию. Разрушены
были и все остальные дома в деревне, где он жил. В результате разрушения дома
заявителя он и его семья вынуждены были покинуть деревню и поселиться в другом
мес­те. Он утверждал, что такое вмешательство в его личную и семейную жизнь
было равносильно нарушению статьи 3. Суд отметил, что Комиссия не об­наружила
никаких мотивов разрушения дома и уничтожения имущества заявителя. Суд
постановил, что даже если эти действия были совершены без намерения наказать
заявителя, но как предупреждение другим или как способ помешать террористам
воспользоваться его домом, это не служит оправданием жестокого обращения. Он
пришел к заключению, что учиты­вая обстоятельства, при которых были уничтожены
дом и имущество зая­вителя, а также его личную ситуацию, это должно было
причинить заявите­лю страдания достаточно сильные, чтобы действия войск
безопасности можно было назвать бесчеловечным обращением.

В деле Dulas
v. Turkey href="#_ftn455" name="_ftnref455" title="">[455] жандармы вошли в
деревню заявительницы и приказали всем жителям собраться в определенных местах.
После этого жандармы стали поджигать все дома. Дом заявительницы, запасы продо­вольствия,
урожай пшеницы, а также мебель и все домашнее имущество уничтожены. В деревне
было сожжено около 50 домов. После отъезда жан­дармов деревня осталась в руинах
и жители вынуждены были уйти. Заяви­тельнице в момент этих событий было более
70 лет, она лишилась крова и средств к существованию. Власти не приняли никаких
мер по оказанию ей помощи. Суд постановил, что это должно было причинить
заявительнице страдания достаточно сильные, чтобы действия войск безопасности
мож­но было назвать бесчеловечным обращением в значении статьи 3.