4.5. Смертная казнь

4.5. Смертная
казнь

Суд недавно рассмотрел вопрос о том, является ли смертная
казнь, кото­рая допускается в статье 2 Европейской Конвенции, нарушением статьи
3. Статья 2 гласит в соответствующей части, что «никто не может быть умышлен­но
лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за
совершение преступления, в отношении которого законом предус­мотрено такое
наказание». Таким образом, до недавнего времени было труд­но подавать жалобы по
поводу смертной казни как таковой; единственные допустимые жалобы в данном
случае касались таких факторов, как условия, в которых содержится лицо в
ожидании смертной казни, несоизмеримость смертного приговора с тяжестью
совершенного преступления или особые личные обстоятельства осужденного лица. href="#_ftn456" name="_ftnref456" title="">[456]
Однако на сегодняшний момент Суд признал, что несмотря на статью 2, смертная
казнь в принципе может рассматриваться как нарушение статьи 3, исходя из
практики, сложившейся в государствах-участниках со времени принятия Конвенции.

В деле Ocalan
v. Turkey href="#_ftn457" name="_ftnref457" title="">[457] заявитель был
приговорен к смерти по обвине­нию в терроризме. Суд отметил, что Конвенция -
это живой инструмент, который следует толковать в свете современных условий, и
что поскольку в области прав человека и фундаментальных свобод требуется
соблюдение все более высоких стандартов, это неизбежно повлечет за собой более
строгую оценку нарушений фундаментальных ценностей демократического общества.
При оценке того, является ли то или иное обращение и наказание бесчеловеч-

ным или унижающим достоинство, Суд принимает во внимание сложившую­ся
практику и общепринятые стандарты уголовного права в странах-членах Совета
Европы и эволюцию представлений о том, что считать бесчеловечным и унижающим
достоинство обращением и наказанием, которая имела место после вступления в
силу Конвенции и после решения Суда по делу Soering
v. UK в 1989 г. Также
Суд отметил, что правовая позиция в отношении смертной казни также пережила
существенную эволюцию со времени решения по делу Soering. Суд подчеркнул,
что все государства, кроме одного, отменили смерт­ную казнь, и что единственное
государство, не отменившее смертную казнь - Россия, наложило мораторий на
исполнение смертных пригово­ров. Суд далее отметил, что 44
государства-участника подписали Прото­кол 6 (об отмене смертной казни) и 41 уже
ратифицировали его.[458]
Кроме того, Суд обратил внимание, что Совет Европы требует от своих новых
членов обязательства отменить смертную казнь как условие вступления. В
результате этих событий территория, занимаемая государствами-членами Совета
Евро­пы, стала зоной, свободной от смертной казни. На этом фоне, как считает
Суд, можно говорить о том, что смертная казнь в мирное время рассматривается
как недопустимая и даже бесчеловечная форма наказания, которую уже нельзя
санкционировать в рамках статьи 2. Кроме того, можно утверждать в свете
произошедших перемен в этой области, что государства в силу своей практи­ки
фактически договорились об изменении статьи 2(1) в отношении смертной казни в
мирное время. В этой связи Суд постановил: «можно также утверж­дать, что
применение смертной казни может рассматриваться как бесчело­вечное и унижающее
достоинство обращение, противоречащее статье 3». Однако дальше этого
утверждения Суд не пошел.