5.3. Право заключенных на корреспонденцию

В соответствии со статьей 125 УПК действия
следователя по прослуши­ванию телефонных переговоров могут быть обжалованы. В
случае установ­ления их неправомерности, можно взыскать причиненный вред в
порядке статьи 1070 ГК РФ.

Можно сказать, что УПК РФ предусматривает
более высокую степень защиты от вмешательства в тайну корреспонденции, чем ФЗ
«Об оператив­но-розыскной деятельности».

5.3. Право
заключенных на корреспонденцию

Впервые вопрос о правах заключенных в
принципе был поднят в деле Golder V. ик. href="#_ftn691" name="_ftnref691" title="">[691]
Заявитель был заключенным, которого один из охранни­ков обвинил в участии в
беспорядках в тюрьме. Заявитель утверждал, что не участвовал в беспорядках, что
подтвердилось в ходе расследования. После этого, заявитель обратился к Министру
внутренних дел Великобри­тании, как того требовали Тюремные правила, с просьбой
разрешить ему обратиться к адвокату, чтобы тот помог предъявить иск о
диффамации к охраннику. В просьбе было отказано. Это дело было знаковым в
истории Суда: в решении по этому делу был установлен принцип доступа к право­судию,
как одной из гарантий справедливого судебного разбирательства. Кроме того Суд
признал, что запрет на переписку с адвокатом представля­ет собой явное
вмешательство в тайну корреспонденции, так как пресека­ет саму возможность
осуществления права.

Правила контроля за перепиской заключенных
также были предметом рассмотрения в деле Silver
v. UK.93 В
этом деле Суд указал, что хотя тюрем­ные власти могут проверять неюридическую
корреспонденцию, но такое вмешательство будет всегда очень внимательно
проверяться Европейским Судом, чтобы убедиться, что оно осуществлено именно в
целях безопасно­сти и предупреждения преступлений, а не в каких-то иных целях.