Что касается депортации, то английский

•  Обязанность, возлагаемая
статьей 8, не может рассматри­ваться настолько широко, чтобы признать общее
обязатель­ство Договаривающейся Стороны уважать право женатой пары выбирать
страну их совместного проживания, и прини­мать супругов не-граждан, намеренных
поселиться в стране.

•  .заявители не показали,
что существовали препятствия к ус­тройству семейной жизни в их собственных
странах или стра­нах их супругов, или что были иные специальные причины, по
которым они не могли этого сделать.[632]

Кроме того, заявители, заключая браки, знали, что их супруги
име­ют право пребывать в стране только ограниченное время. В связи с этим не
было установлено нарушение статьи 8 Европейской Конвен­ции. Хотя Суд в этом
деле указал, что термин «существующая семья» также применим к помолвленным
парам, если их отношения дают ос­нования так полагать.

Что касается депортации, то английский эксперт Урсула Килкэли
выде­ляет несколько определяющих факторов:

•  время пребывания и знание
языка и культуры каждой из стран;

•  наличие семейных связей и
социального круга в рассматриваемых странах;

•  характер взаимоотношений
с теми членами семьи, которые остаются;

•  любые другие
обстоятельства личного характера, такие как здоровье и психологические факторы,
которые могут означать, что депортация мо­жет оказать драматическое влияние на
человека.[633]

В деле Berrehab
v. Netherlands href="#_ftn634" name="_ftnref634" title="">[634] заявители
утверждали, что депорта­ция отца, марокканца по происхождению, лишила его и его
дочь права на уважение семейной жизни. В этом деле Суд рассматривал
справедливый баланс между интересами заявителя, его дочери и экономического
благо­состояния страны. Европейский Суд указал, что хотя страны вправе забо­титься
об экономическом благосостоянии страны, в том числе и регулируя миграцию, но в
данном случае заявитель заботился о своей дочери, регу­лярно виделся с ней,
поддерживал ее материально. Поэтому интересы зая­вителей в данном случае были
приоритетнее, нежели экономическое бла­госостояние страны. Суд установил, что
депортация марокканца нарушила статью 8.