Далее, Суд отметил, что политика

В деле Ocalan
v. Turkey href="#_ftn209" name="_ftnref209" title="">[209] заявитель был
приговорен к смерти после признания его виновным в терроризме. Он был лидером
ПКК. Его приго­вор был позднее изменен на пожизненное заключение, а Турецкое
прави­тельство запретило смертную казнь. Заявитель утверждал в жалобе inter
alia, что назначение
смертной казни нарушает статьи 2 и 3 (запрет пыток, бесчеловечного и унижающего
достоинство обращения и наказания). Суд рассмотрел жалобу по статье 3, но его
выводы относимы к обеим статьям. Он отметил, что Конвенция является «живым
инструментом», которая дол­жна толковаться в соответствии с реалиями настоящего
времени, и что все более высокие стандарты, применяемые в сфере защиты прав
челове­ка и основных свобод, требуют большей жесткости в оценке нарушений
фундаментальных ценностей демократического общества. Оценивая, мож­но ли данное
обращение и наказание назвать бесчеловечными и унижаю­щими достоинство, Суд
учитывал развитие и общепринятые стандарты в политике стран-участниц Совета
Европы в этой сфере. Он также отметил, что правовая оценка смертной казни
значительно изменилась с момента вынесения решения по делу Soering
v. UK.U3 Суд указал, что
за исключе­нием только одного государства, все участники Совета Европы
запретили смертную казнь, а в этом государстве (России) существует мораторий на
исполнение смертной казни, хотя и нет запрета. Суд отметил, что 44 стра­ны href="#_ftn210" name="_ftnref210" title="">[210]
подписали Протокол 6 (запрещающий смертную казнь), и что 41 из них уже его
ратифицировали. Далее, Суд отметил, что политика Совета Европы такова, что от
новых членов требуется установить запрет смерт­ной казни как одно из условий
присоединения к организации. Результа­том этого процесса стало, как указал Суд,
то, что территория стран Совета Европы является зоной, свободной от смертной
казни. С учетом такой си­туации, Суд заявил, что смертная казнь в мирное время
является непри­емлемой, если не бесчеловечной формой наказания, которая более
не­допустима по статье 2. Более того, вполне возможно, что в свете такого
развития ситуации в этой сфере, государства договорятся об изменении второго
предложения части 1 статьи 2, в котором предусматривается смер­тная казнь в
мирное время.