Если в процессе таковой было

судебных ошибок. Следует также отметить, что
перечень оснований для ликвидации религиозной организации, запрета на
деятельность религи­озной организации или религиозной группы в судебном
порядке, приве­денный в пункте 2 статьи 14 указанного Федерального закона,
является исчерпывающим.

Согласно второму абзацу пункта 3 статьи 27
Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» вопрос о
ликвидации ре­лигиозной организации мог быть инициирован регистрирующим органом
также в процессе ее государственной перерегистрации (1997-2000 гг.). Если в
процессе таковой было установлено, что в отношении религиозной орга­низации
имеются основания для ее ликвидации либо запрета ее деятельнос­ти, указанные в
пункте 2 статьи 14 указанного Федерального закона, то реги­стрирующий орган
должен был отказать в ее перерегистрации и передать материалы в суд. Следует
обратить внимание на то обстоятельство, что в данной ситуации регистрирующий
орган не вправе был ограничиться выне­сением распоряжения об отказе в
перерегистрации религиозной организа­ции, одновременно с вынесением такого
распоряжения он был обязан на­править в суд представление о ликвидации либо
запрете деятельности этой религиозной организации. Кроме того, в суде именно на
регистрирующий орган возложена обязанность доказывать обоснованность своих
требова­ний.

Как показывает анализ судебных дел о
ликвидации религиозных орга­низаций, возникающих по инициативе органов юстиции
или прокурату­ры, общим их недостатком является неподготовленность и необоснован­ность
заявленных требований.

В соответствии со ст. 50 ГПК РФ каждая
сторона должна доказать те об­стоятельства, на которые она ссылается как на
основания своих требований и возражений. Зачастую, этот важнейший принцип
гражданского судопро­изводства органы юстиции и прокуратуры при подготовке
данной категории дел нередко игнорируют. Например, в качестве одного из
оснований для лик­видации религиозной организации прокуратурой было указано
принужде­ние к разрушению семьи (дело по представлению прокурора Магаданской
области о ликвидации Церкви христиан веры евангельской «Слово жизни»). В
качестве доказательства обоснованности такого требования прокуратурой были
заявлены в качестве свидетелей бывшие супруги, одной из причин рас­пада семьи
которых действительно явилось несоответствие их религиозных взглядов. Никаких
других доказательств деятельности церкви направленной на разрушение семьи и
принуждения к этому, никакой связи между соответ­ствующей деятельностью и
наступившими последствиями суду представле­но не было. Соответственно, как
результат - отказ в иске.[717]