Это признано нарушением статьи 2.

В деле Ogur
v. Turkey href="#_ftn197" name="_ftnref197" title="">[197] в ходе
административного расследования ближайшие родственники погибшего не имели
возможности познако­миться с материалами дела и не принимали участия в
отдельных след­ственных действиях. Высший Административный Суд, подтвердив
решения нижестоящих судов, указал, что убийцу установить невоз­можно. Этот
вывод был сделан на основании материалов расследова­ния дела, в котором
родственники не принимали участие. Это призна­но нарушением статьи 2.

В деле Gul
v. Turkey href="#_ftn198" name="_ftnref198" title="">[198] в ходе
проведения расследования были допро­шены только три офицера, которым было
предъявлено обвинение. Мне­ние двух экспертов было составлено на основании
версии событий, пред­ставленной офицерами, которая была принята как
достоверная. Заявитель и его семья не были извещены о том, что проводится
расследование, и не имели возможности представить суду свою версию событий, в
связи с этим было признано нарушение статьи 2.

В деле Kelly
and others
v. UK i29 семьи погибших не
имели возможности познакомиться с показаниями свидетелей до судебного слушания.
Суд ука­зал, что это можно расценить как препятствие к подготовке и участию в
судебном допросе. Напротив, полиция и армия были обеспечены не только
юридической помощью, но имели доступ к информации о произошедшем инциденте на
основании своих собственных отчетов и показаний персона­ла. Суд счел, что право
семей погибших участвовать в расследовании смер­ти их родственников
предполагает, что осуществляемые следственные дей­ствия обеспечат необходимую
защиту интересов семьи, несмотря на то, что они могут быть прямо противоположны
интересам полиции или сил безо­пасности, которые были вовлечены в события.