Этот вывод был сделан на

В деле Olsson
v. Sweden href="#_ftn599" name="_ftnref599" title="">[599] заявители
обжаловали, что трое их детей были переданы на воспитание в различные приемные
семьи, живущие до­статочно далеко друг от друга, и это нарушало их право на
общение со

своими детьми, а также право детей на общение между собой. Суд,
рас­смотрев порядок принятия решений и основания вынесения решений о передаче
детей на воспитание в приемные семьи, не установил, что мест­ные органы власти
вынесли эти решения без должных оснований. В то же время Суд указал, что, то,
как эти решения исполнялись - нерегулярно, без стремления наладить
взаимоотношения между заявителями и приемными семьями их детей - составляет
нарушение статьи 8. Вопрос о правах детей на контакты друг с другом был только
затронут и, возможно, в дальнейшем будет развит в практике Европейского Суда.

В деле Johansen
v. Norway, href="#_ftn600" name="_ftnref600" title="">[600] Суд рассмотрел случай,
который ка­сался ребенка, помещенного в местный орган государственного по­печения
в возрасте двух недель. Ребенок был передан в специальный центр
государственного попечения в связи с тем, что его мать, по мне­нию органов
опеки, была не в состоянии заботиться о нем. Этот вывод был сделан на основании
существовавшей информации о заявитель­нице, которая получала социальную
поддержку в воспитании своего старшего ребенка. Заключения психолога и
психиатра были противо­речивыми: один из них полагал, что она не может
заботиться о ребен­ке, другой - что может. В результате 6-месячного процесса по
опре­делению дальнейшей судьбы ребенка было решено передать его в семью
приемных родителей с целью усыновления, так как такая форма отношений наиболее
стабильна и потому, наиболее приемлема для ребенка. Но усыновление предполагало
прекращение каких-либо свя­зей между родной матерью и ребенком. Заявительница
обжаловала процедуру решения вопроса о дальнейшей судьбе ребенка, запрет на
поддержание отношений с ребенком и лишение родительских прав. Суд счел, что
процедура определения судьбы ребенка, предпринятая государством, отвечает
стандартам Суда, и установленный в Норве­гии порядок общественного попечения в
целом не противоречит ста­тье 8 Европейской Конвенции. Тем не менее, было
установлено нару­шение статьи 8 в том, что государство запретило контакты с
матерью. Так как ребенок был усыновлен: