И хотя Конституция РФ прямо

Следует отметить, что в предыдущих
конституциях закреплялось пра­во на атеистическую пропаганду и атеистические
убеждения, которое в настоящее время в Конституции РФ от 12 декабря 1993 г.
заменено на более нейтральную формулировку - «иные убеждения». Представляет­ся,
что данный термин не подлежит расширительному толкованию и не может быть
связан, скажем, с политическими, научными и прочими убеж­дениями, а должен
находиться в рамках непосредственного содержа­ния статьи 28 Конституции РФ,
определяющей свободу человека и граж­данина в духовной жизни. Поэтому под
«иными убеждениями» следует понимать убеждения, связанные с категориями,
имеющими отношение к совести, но отличающиеся от религиозных, например,
пацифизм, ате­изм и т.д. И хотя Конституция РФ прямо не предусматривает
возможно­сти иметь атеистические убеждения, осуществлять атеистическую про­паганду
или иную атеистическую деятельность, создавать атеистические общественные
объединения и т.д., но и не запрещает этого. Кроме того, установленная в статье
28 возможность действовать в процессе реали­зации свободы совести в
соответствии со своими убеждениями (как ре­лигиозными, так и иными) позволяет
сделать вывод, что свобода атеиз­ма, атеистическая деятельность и атеистическая
пропаганда могут иметь место при условии соблюдения законодательства РФ и прав
и свобод других лиц.

В юридической науке признается, что
свобода совести и вероисповеда­ния - понятие сложное и многогранное. На
протяжении веков философы, историки и юристы вкладывали различный смысл в его
теоретическое пони­мание. При этом составляющие это понятие категории
«свобода», «совесть» и «вероисповедание» всегда рассматривались как
взаимосвязанные и взаи­мообусловленные. title="">[713] По мнению А.В. Пчелинцева, href="#_ftn714" name="_ftnref714" title="">[714]
кандидата юридических наук, директора Института религии и права, несмотря на
то, что составляю­щие категорию понятия «свобода» и «совесть» обладают
самостоятельным смыслом, содержание данной категории не является механически
объеди­ненной суммой этих понятий, а имеет собственное мировоззренческое и
юридическое значение. Так, теоретико-правовая модель свободы совести включает
понимание свободы совести в объективном и субъективном смыс­лах. Свободу
совести в объективном смысле можно охарактеризовать как систему юридических
норм, составляющих законодательство о свободе со­вести определенного
исторического периода в конкретной стране. Свобода совести в субъективном
смысле есть конкретные возможности, права, при­тязания, возникающие на основе и
в пределах законодательства о свободе совести, т.е. это конкретные правомочия
субъектов, вытекающие из указан­ных актов, принадлежащие им от рождения и
зависящие в известных преде­лах от их воли и сознания, особенно в процессе
использования. Субъектив­ное право на свободу совести - гарантированная законом
мера возможного (дозволенного, разрешенного) поведения гражданина в рам­ках
указанной системы (человек - религия - религиозное объединение - государство),
очерчивающая юридические рамки индивидуальной свободы личности.