Иначе говоря, любой человек должен

преследовать ту же цель, что и первое требование.
Иначе говоря, любой человек должен иметь возможность предусмотреть последствия
своих дей­ствий и выстраивать свое поведение соответствующим образом. Нормы на­ционального
права, которые устанавливают ограничения права на самовы­ражение, не должны
быть обязательно приняты парламентом. Они могут быть закреплены в любом
источнике права, обычном для данной правовой системы. Таким образом,
подзаконные нормативные акты, кодексы про­фессиональной этики, практика судов
могут быть расценены как законода­тельство для целей установления оснований
ограничения вероисповедания в соответствии со статьей 9, если они удовлетворяют
требованиям четкости и доступности.

Суд принимает во внимание тот факт, что
законы, применяемые в раз­ных правовых системах, имеют различное происхождение,
содержат пол­номочия, дающие должностным лицам право на усмотрение, а также
нуждаются в толковании. Суд в отношении национального законодатель­ства
считает, что:

Уровень четкости, необходимой в национальном
праве, который не может устанавливаться применительно к от­дельному случаю,
зависит от уровня содержания норм, от сферы их применения, а также от числа и
статуса тех, кому они адресованы.23

Тем не менее стандарты национального
законодательства могут быть весьма неопределенными, и предоставлять слишком
широкие полномо­чия государственным органам, что создает плодотворную почву для
во­люнтаристских действий и насилия. Эта позиция была однозначно вы­ражена
Судом в деле Hasan and
Chaush:

Для того чтобы национальное право отвечало
требовани­ям, оно должно содержать меры юридической защиты от своевольных
нарушений государственными органами прав, предусмотренных Конвенцией. В случае
нарушения прав че­ловека, которое противоречит принципам правового госу­дарства,
одним из основных принципов демократического общества, предусмотренных
Конвенцией, свобода усмот­рения, предоставленная властям, будет расцениваться
как неограниченная власть. Следовательно, право должно оп­ределять с предельной
точностью круг полномочий компе­тентных органов власти и способы их
осуществления.