Иное толкование противоречит логике закона.

Часть 1 статьи 466 УПК РФ предусматривает право Генерального
прокурора РФ или его заместителя решать вопрос об избрании меры пресечения в
виде заключения под стражу в отношении лица, по ко­торому направлен запрос о
выдаче, в целях обеспечения возможнос­ти выдачи лица.

Из данной нормы закона можно сделать вывод, что целью
избрания меры пресечения в случае поступления запроса иностранного государства
о выдаче является обеспечение возможности такой выдачи. Таким обра­зом, мера
пресечения в виде заключения под стражу в указанных случаях может быть избрана
в отсутствие обстоятельств, при которых выдача не допускается. Данный вывод
подтверждается и положениями Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях
по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.), статья
60 которой предусмат­ривает: «По получении требования о выдаче запрашиваемая
Договарива­ющаяся Сторона немедленно принимает меры к розыску и взятию под стра­жу
лица, выдача которого требуется, за исключением случаев, когда выда­ча не может
быть произведена».

Таким образом, если имеются обстоятельства, при которых
выдача лица по запросу иностранного государства не допускается, в отношении
него не может быть избрана мера пресечения в виде заключения под стражу для
обеспечения возможности выдачи. Иное толкование противоречит логике закона.

В связи с указанным необходимо отметить, что в соответствии с
норма­ми российского и международного права имеется ряд безусловных обсто­ятельств,
при наличии которых выдача запрещена.

Из совокупности норм российского права вытекает, что в
Российской Федерации не допускается выдача граждан РФ по запросам иностран­ного
государства. Часть 1 статьи 61 Конституции РФ предусматривает: «Гражданин Российской
Федерации не может быть выслан за пределы Российской Федерации или выдан
другому государству». Императивный