Как могло бы выглядеть его

А.М. Эрделевский следующим
образом обосновывает позицию о том, что мнение нельзя проверить на соответствие
действительности: Только сообщение о факте может соответствовать действи­тельности
либо полностью либо частично, поскольку факт либо наступил в соответствии с
сообщением о нем, либо не вполне соответствует этому сообщению, либо не
наступал вообще.

Иначе обстоит дело с выражением мнения. Если
исходить из предположения о применимости п. 1 ст. 152 ГК РФ в от­ношении
мнения, то под несоответствием действительно­сти в этом случае следовало бы
понимать несовпадение выраженного мнения с действительным, т.е. с мыслями
субъекта по определенному вопросу. По существу, един­ственный факт, о котором
при этом сообщается, это факт наличия у лица выраженного им мнения.
Предположим. выраженное мнение не соответствует действительному.

Как могло бы выглядеть его опровержение? Вероятно
так:

«В действительности я не считаю, что. href="#_ftn803" name="_ftnref803" title="">[803]
Во-вторых, часть 3 статьи 29 Конституции России закрепляет, что «никто не может
быть принужден к выражению своих мнений или убеж­дений или отказу от них».
Одной из санкций по статье 152 Гражданско­го кодекса является опровержение
распространенных сведений. Если суд признает мнение несоответствующим
действительности и пороча­щим, обяжет его опровергнуть, то, по сути, он принудит
к отказу от сво­его мнения, а это прямо запрещено Конституцией России.

В-третьих, требование доказать
соответствие действительности оце­ночного суждения (мнения) является нарушением
статьи 10 Европейс­кой Конвенции, в толковании решений Европейского Суда по
правам человека, которая приоритетна перед российским законодательством.