Как сообщил бывший заключенный, отбывавший

Крайней формой необоснованного насилия является применение
спе­циализированных формирований в местах лишения свободы для устраше­ния
заключенных или для тренировки бойцов. title="">[410] Так, бывший заключен­ный, отбывавший
наказание в ОЖ-118/6 - ЛИУ 6 (п. Кривоборье, Воронеж­ская область), сообщил: «В
последние годы намного реже стали случаи применения ОМОНа со стороны
администрации, но все еще бывают. Это делается для устрашения, для
профилактики».[411]
Сведения об использова­нии подобной практики были получены в ходе мониторинга
из Томской, Тюменской, Ростовской, Пермской, Псковской, Воронежской, Курганс­кой,
Ленинградской областей, республик Бурятия и Адыгея, а также из Алтайского и
Красноярского края. Иногда факты незаконного применения спецназа становятся
предметом официальных разбирательств и обществен­ного обсуждения. Но зачастую
дело заканчивается формальным объясне­нием со стороны администрации мест
заключения, как, например, это про­изошло в Пермской области в 2001 г.
Заключенными колонии 244/9-11 было отправлено письмо правозащитникам с жалобой
на избиения со стороны отряда спецназа. В официальном ответе администрации
колонии сообща­лось, что спецназ действительно был введен в колонию 17 апреля
2001 г., но «речь шла о плановых мероприятиях». name="_ftnref412" title="">[412]

Меры дисциплинарного взыскания также могут быть
бесчеловечными. Как сообщил бывший заключенный, отбывавший наказание в колонии
УЗ-62/7 Нижегородской области и освобожден по амнистии как инвалид 2-й группы,
его в порядке наказания раздевали донага и помещали на 7 су­ток в так
называемую «шершавку» (камеру из бетона). title="">[413]