Комиссия решила этот вопрос следующим

В другом деле предметом рассмотрения
Комиссии был законодатель­ный запрет «развеивать прах» на земле, принадлежащей
заявителю, ко­торый, по его мнению, был ограничением свободы убеждений. Комис­сия
решила этот вопрос следующим образом:

Воля заявителя быть похороненным на своей земле
не мо­жет быть расценена как проявление убеждений по смыслу статьи 9 Конвенции.
Такие действия, безусловно, имеют чет­кую личную мотивацию. Тем не менее,
Комиссия не уста­новила проявления каких-либо убеждений в том смысле, что они
представляли собой последовательные взгляды на фундаментальные проблемы,
которые бы выражались че­рез эти убеждения. title="">[711]

Комиссия и Суд придерживались этой позиции
во многих делах, уста­новив, что мотивированность действий определенными
убеждениями не значит, что статья 9 будет применима. Вопрос о том, может ли
статья 9 распространяться на действия, которые запрещены, решается в зависи­мости
от существующих религиозных практик в отдельных регионах. При­мером такой
запрещенной религиозной практики является религиозное жертвоприношение
животных, допускаемое во многих регионах. С дру­гой стороны, факт явного
злоупотребления, мотивированный убеждени­ями, не будет защищаться в соответствии
со статей 9. Например, в случае отказа платить налоги в связи с пацифистскими
убеждениями, потому что правительство может использовать эти деньги на
поддержание ар­мии, или отказ надеть мотоциклетный шлем во время езды на
мотоцикле, потому что религия предписывает носить тюрбан.

В деле Johnston™ Суд
установил, что статья 9 не применима, несмотря на то, что заявители утверждали,
что они страдали от ограничения их убежде­ний. Их жалоба затрагивала вопросы
допустимости разводов в соответствии с национальным законодательством. Суд
пришел к выводу, что отказ предо­ставить развод заявителям и, тем самым,
принуждение их жить со своим партнером, будучи в браке с другим лицом, не
является нарушением их убеждений. Суд установил, что статья 9 не применима в
данном случае, так как данное дело лучшим образом может быть разрешено в рамках
статья 8 Конвенции.