Комиссия установила, что пытка была

В деле Ilhan
v. Turkey href="#_ftn280" name="_ftnref280" title="">[280] заявитель был
арестован и содержался под стра­жей в юго-восточной Турции. Во время содержания
под стражей его били ногами и кулаками, ударяли по голове прикладом автомата,
что вызвало сильные кровоподтеки и ссадины, а также травму мозга с последующим
нарушением его функций на длительный срок. Медицинская помощь зая­вителю была
оказана с 36-часовой задержкой. Учитывая тяжесть нанесен­ных повреждений и
значительное промедление в оказании медицинской помощи, Суд постановил, что
заявитель стал жертвой пытки.

Однако само по себе достижение минимального уровня жестокости
недо­статочно, необходимо также показать, что плохое обращение было намерен­ным,
т.е. соответствовало определению пытки по Конвенции ООН против пыток.

В деле Aksoy
v. Turkey href="#_ftn281" name="_ftnref281" title="">[281] Суд постановил,
что жесткое обращение с за­явителем было преднамеренным:

требуются определенная подготовка и усилия, чтобы осуще­ствить
это. Такое обращение, вероятно, было предпринято с целью получения признания
или информации от заявителя.[282]

В деле Cyprus
v Turkey, href="#_ftn283" name="_ftnref283" title="">[283] Комиссия
постановила, что политзаключен­ные подверглись пытке и жестокому обращению со
стороны администра­тивных властей. Комиссия установила, что пытка была «особо
тяжелой фор­мой бесчеловечного обращения, предпринимаемого с определенной це­лью,
такой как получение информации или признания или наказание».

В деле Salman
v. Turkey href="#_ftn284" name="_ftnref284" title="">[284] Суд постановил,
что помимо необходимости доказать преднамеренность такого обращения, нужно
также доказать, что был элемент определенной цели, например, принуждение
признаться, на­казание и т.п., как это признано в Конвенции ООН против пыток. Здесь
Суд установил, что одному из заявителей были причинены очень серьезные и
жестокие страдания, равносильные пытке по характеру и степени жестоко­сти
обращения, причем факты указывают, что страдания причинялись во время допроса о
предполагаемом участии заявителя в действиях ПКК.