Конституция не устанавливает такой иерархии.

Включение в Конституцию РФ общепризнанных
принципов и норм международного права и международных договоров в правовую сис­тему
России ставит по-новому вопрос о соотношении правовых актов по их юридической
силе. Сложность вопроса, который при этом возни­кает, заключается в
установлении иерархии юридической силы
в про­цессе правоприменения и исполнения этих норм в системе внутригосу­дарственного
права. Конституция не устанавливает такой иерархии.

Обязательную для суда иерархию норм
правовой системы устанавли­вает ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»:
Конституция РФ, конституционный закон, федеральный закон, общепризнанные
принципы и нормы международного права, международный договор, конституция (ус­тав)
субъекта федерации, закон субъекта федерации (ч. 3 ст. 5). А как же правило
части 4 ст. 15 Конституции РФ и последующих законов? Бесспорно, что суд в этом
случае будет руководствоваться Конституцией, а не законом.

По вопросу соотношения юридической силы
норм международного и внутреннего права Конституция РФ содержит правило только
применительно к международным договорам. Однако, норма, определяющая, что если
меж­дународным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом,
то применяются правила международного договора, не дает четко­го ответа на
вопрос - какие договоры имеются в виду. С учетом уровня орга­нов, договоры
могут быть межгосударственными, межправительственными, межведомственными.
Критериями разграничения договоров являются также характер содержащихся в них
норм (общие и специальные), форма выраже­ния согласия на их обязательность
(ратификация, подписание, утверждение и т.д.) и другие. Относится ли правило
приоритета ко всем договорам или лишь к определенным видам? Ответ на этот
вопрос может дать комплексный анализ законодательства.