Кроме всего прочего, для заключенного,

2.  Российское процессуальное
законодательство отличает два типа содер­жания под стражей: содержание под
стражей в период предварительного следствия («за следствием») и содержание под
стражей в период судебного дела («за судом»). Это отличие отражено в законе от
13 июня 2001 г., который ограничил 6 месяцами
максимальный период рассмотрения уголовного дела в суде. Однако, в пар. 110
данного решения Суд со ссылкой на прецедентное право, указал, что содержание
под стражей включает весь период содержа­ния под стражей до вынесения приговора
со дня, когда лицо было взято под стражу, и заканчивая днем, когда был вынесен
приговор. Кроме всего про­чего, для заключенного, запертого в перенаселенной
камере, нет никакой разницы, рассматривается ли его содержание под стражей как
относящееся к периоду следствия или периоду рассмотрения дела в суде, или имело
ли оно место до вступления в силу Конвенции для государства или после. Дан­ное
отличие может быть важно для Суда, если Суд принимает свободу ус­мотрения
государства в сфере определения обоснованности сроков содер­жания под стражей.

Заявитель находился под стражей в течение срока
предварительного след­ствия с 29 июня 1995 г. (дата, когда он был взят под
стражу) до 19 июня 1996 г. (день, когда областная прокуратура передала дело в
Магаданский Городс­кой суд), то есть, 11 месяцев, 22 дня, которые составляют меньше, чем макси­мальный период в
18 месяцев, установленный п. 2 ст. 97 УПК РСФСР, после истечения которого
заключенный должен быть немедленно освобожден (п.3 ст. 97 УПК РСФСР). В этой
части заключение Заявителя не может быть постав­лено в вину
государству-ответчику, так как оно предшествовало вступлению в силу Конвенции в
отношении России (не соблюдается критерий времени).