Кудрявцев делит на четыре уровня.

Несмотря на то, что с 1997 г. в Российской
Федерации сложилась большая и часто очень противоречивая судебная практика по
приме­нению судами общей юрисдикции положений данного Федерального закона, тем
не менее, Верховный Суд РФ ни разу не обращался к ее обобщению.

Попытки изменить законодательство в
области свободы совести и дея­тельности религиозных организаций продолжаются до
настоящего време­ни. В 2000 г. Комиссией по вопросам религиозных объединений
при Прави­тельстве РФ была образована рабочая группа по подготовке предложений
по совершенствованию действующего в данной области законодательства. Следует
отметить, что вносимые на рассмотрение рабочей группы предло­жения, чаще всего
направлены на ужесточение государственного регулиро­вания деятельности
«нетрадиционных» религиозных объединений и огра­ничение, вплоть до полного запрета,
их миссионерской деятельности.

Как отмечает ответственный секретарь
Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ,
кандидат истори­ческих наук А.И. Кудрявцев, title="">[700] на практике сложилось
несколько уров­ней взаимодействия государственных структур с религиозными орга­низациями.
Условно эти взаимоотношения А.И. Кудрявцев делит на четыре уровня.

1.  Приоритетное
положение занимают отношения с Русской право­славной церковью, как религией
большинства, а в ряде субъектов РФ, где этническое большинство составляют
мусульмане, - с исламскими ре­лигиозными объединениями. Как правило,
религиозные организации РПЦ, а в некоторых субъектах РФ - исламские
организации, не сталки­ваются с неприятием, и, соответственно, с
противодействием чиновни­ков деятельности данных религиозных организаций в
своих регионах.