Например, в деле .

необходимость
связи между оценочным суждением и под­крепляющими его фактами может быть
различной в зави­симости от конкретных обстоятельств конкретного дела. href="#_ftn798" name="_ftnref798" title="">[798]
Однако, на практике Суд допускает определенную свободу в отно­шении оценочных
суждений. Например, в деле Dichand and others v.
Austria заявители опубликовали
статью, в которой утверждалось, что национальный политический деятель,
занимавшийся также юридичес­кой практикой, выступил в парламенте с
законодательным предложе­нием, целью которого была личная выгода его частной
клиентуры. Зая­вители были осуждены внутригосударственными судами за диффама­цию
и обратились в Европейский Суд. Суд сначала обратил особое внимание на то, что
это утверждение было скорее мнением, чем поро­чащим утверждением о факте.
Далее, даже согласившись с тем, что веских доказательств в отношении сделанных
высказываний не было, а также признав факт использования крепких выражений, Суд
подчерк­нул, что предметом дискуссии был вопрос большой общественной зна­чимости. href="#_ftn799" name="_ftnref799" title="">[799]
Он напомнил:

Это правда, что, располагая скудными фактическими
дан­ными, заявители опубликовали статью, содержащую крити­ку в резкой,
полемичной форме. Однако необходимо по­мнить, что право на свободу выражения
мнения защищает также информацию или идеи, которые задевают, шокируют или
беспокоят.[800]

В целом Суд никогда не исключал, что лицо,
которое прибегает к грубости и оскорблениям, выражая свое мнение, должно нести
за это определенную ответственность. Но такая ответственность ни в коем слу­чае
не должна наступать в зависимости от того, в состоянии ли лицо, использовавшее такие
выражения, доказать справедливость своего мнения, и степень оскорбительности
слов должна оцениваться с уче­том всех обстоятельств дела.