Но в деле .

Дело Nasri v. France href="#_ftn635" name="_ftnref635" title="">[635] касалось
депортации глухонемого алжирца, ко­торый проживал во Франции с 4 лет. Все
близкие родственники заявителя, включая его родителей, 9 братьев и сестер, 6 из
которых получили фран­цузское гражданство, также жили во Франции. Суд,
рассмотрев вопрос о депортации, основанием которой явилось совершение
нескольких преступ­лений небольшой тяжести и участие в групповом изнасиловании,
признал ее непропорциональной и нарушающей статью 8. Суд обосновал свое ре­шение
тем, что заявитель, будучи глухонемым, нуждался в психологичес­кой и социальной
стабильности, которую он мог получить только в своей семье, а в Алжире он не
имел никаких близких связей. Аналогичное реше­ние Европейский Суд принял по
делу Mehemi v. France, href="#_ftn636" name="_ftnref636" title="">[636]
в котором зая­витель должен был быть депортирован: он был осужден за перевозку
боль­шой партии гашиша. Но его родители, братья и сестры, а также жена и трое
малолетних детей проживали во Франции, поэтому его депортация была признана
непропорциональным вмешательством в право на уважение се­мейной жизни по
сравнению с такой целью как поддержание обществен­ного порядка. Но в деле Boujlfia
v. France href="#_ftn637" name="_ftnref637" title="">[637] Суд вынес
противоположное решение. Хотя заявитель и жил во Франции с 5 лет, он совершил
несколько тяжких преступлений и был приговорен к суровым наказаниям, кроме
того, он не был женат, не имел несовершеннолетних детей и поддерживал связи с
Алжиром, (служил в по призыву в Алжирской армии), поэтому депорта­ция заявителя
будучи вмешательством в его право на уважение частной и семейной жизни,
отвечала требованию «необходимости в демократичес­ком обществе».