Обвинительный приговор журналисту был тем

явно носило намеренно провокационный характер и,
сле­довательно, вызывало сильную ответную эмоциональную реакцию.

а поэтому,

слова заявителя
(...) определенно могут рассматриваться как полемика, а не как
неспровоцированный персональ­ный выпад, поскольку сам выступавший дал в своей
по­литической речи объективные основания для такой оцен­ки ... (дело Обершлик
против Австрии (№ 1). [795]
Суд решил, что слово «идиот» «не представляется несоразмерным тому возмущению,
которое было намеренно вызвано» г-ном Хайдером в его речи. Обвинительный
приговор журналисту был тем самым при­знан нарушением статьи 10.

Не одобряя резкую лексику, Суд, тем не
менее, распространяет за­щиту свободы выражения мнения не только на содержание,
но и на форму высказывания. Он указал, в частности, что касается

... спорного тона статьи, который суд не одобряет,
то сле­дует напомнить, что Статья 10 предусматривает защиту не только
содержания идей и информации, но и способа их передачи name="_ftnref796" title="">[796] (см.
приведенное выше решение Обершлик (Oberschlick) (№
1), стр. 25, § 57).

Но мнение может быть
чрезмерным, когда оно не имеет под со­бой никаких оснований.
В деле Dichandand others v. Austria Суд
под­черкнул, что

даже в случаях, когда высказывание
рассматривается как оценочное суждение, пропорциональность вмешательства может
зависеть от того, существует ли достаточное факто­логическое основание для
подтверждения оспариваемо­го высказывания, поскольку даже оценочное суждение,
не имеющее никакого фактологического основания, подкреп­ляющего его, может быть
чрезмерным.[797]
Вместе с тем,