Однако, отсутствие таких

95.  Суд напоминает, что ст. 3
Конвенции гарантирует одну из основных ценностей демократического общества. Она
запрещает пытки и бесчело­вечное и унижающее обращение или наказание вне
зависимости от каких бы то ни было обстоятельств и поведения жертв (см.,
например, дело Labita v Italy
№ 26772/95 п. 119, ECHR
2000-IV).

Суд далее напоминает, что в соответствии с его прецедентным
правом жестокое обращение должно достигать минимального уровня жестокости,
чтобы подпадать под действие статьи 3. Оценка этого минимума относитель­на. Она
зависит от обстоятельств дела, таких, как длительность такого обра­щения, его
воздействие на физическое состояние и психику лица, и в некото­рых случаях пол,
возраст и состояние здоровья лица (см. решение по делу Ireland v United
Kingdom от 18 января 1987 сер. А № 25,
р. 65 пар. 162).

Суд рассматривал обращение как бесчеловечное, потому как,
помимо прочего, оно было умышленным и повлекло за собой также фактический ущерб
здоровью и усилило физические и моральные страдания лица. Это обращение также
может рассматриваться как унижающее, так как оно уси­ливало у лица ощущения
страха, боли, беспомощности (см., например ре­шение по делу Kudla
v. Poland
n 30210\96 п.
92, ECHR
2000-XI). Решая воп­рос,
было ли обращение унижающим в смысле статьи 3, Суд будет рассмат­ривать, было
ли целью такого обращения унижение и оскорбление челове­ка, и, что касается
последствий, повлияли ли они на его личность несопоста­вимым со статьей 3
способом (см., например, решение по делу Raninen
v. Finland от 16 декабря
1997 - VIII pp.2821-22 п.55). Однако, отсутствие таких

целей не может приводить к безусловному выводу об отсутствии
нарушения статьи 3 (см., например, Peers
v. Greece 28524\95 п. 74 ECHR - III).