Однако статья 1 говорит, что

Суд постановил, что дискриминация на других основаниях также
мо­жет быть нарушением статьи 3.

В деле Smith
and Grady
v. UK, href="#_ftn442" name="_ftnref442" title="">[442] где заявители
были уволены из воору­женных сил по причине гомосексуальности, Суд не
исключает, что обра­щение, основанное на предвзятом негативном отношении
гетеросексу­ального большинства к гомосексуальному меньшинству такого
характера, как описано выше, в принципе подпадает под действие статьи 3. href="#_ftn443" name="_ftnref443" title="">[443]

Вполне возможно было бы утверждать, что любая форма
дискримина­ции, запрещенная статьей 14 Конвенции и очевидно имеющая своей целью
отстранить некоторую группу от благ, предоставляемых остальной части общества,
может быть определена Судом как «оскорбление человеческого достоинства», как
это выражено в комментариях по делу Smith
and Grady.

name=bookmark72>4.3. 
Высылка и экстрадиция, связанные с риском жестокого обращения
в другой стране

Конвенция не гарантирует права на убежище. Однако статья 1
говорит, что использование всех прав Конвенции относится ко всем лицам в рамках
юрисдикции государств-участников Конвенции. Статья 3 относится не толь­ко к
гражданам или лицам, законно находящимся под юрисдикцией госу­дарства-участника,
но также и к лицам, обращающимся за политическим убежищем и лицам, незаконно
находящимся под юрисдикцией государ­ства. Это означает, что права,
предусмотренные Конвенцией, должны га­рантироваться лицам, обращающимся за
убежищем и содержащимся под стражей, в соответствии со статьей 3 и практикой
Суда по этой статье.

Статья 3 также относится к лицам, находящимся под угрозой
экстра­диции[444]
или депортации[445]
в страну, где существует реальный риск при­менения к ним пыток и других форм
жестокого обращения. Таким обра­зом, отказ в разрешении остаться в стране,
высылка или экстрадиция[446]
со стороны государства-участника Конвенции может составлять наруше­ние статьи
3. Уже известны примеры того, что высылка лица из страны на основании расовой
принадлежности составляла нарушение статьи 3. name="_ftnref447" title="">[447]