Ограничение права журналистов распространять информацию,

нельзя исключить, что у общественности, привыкшей
к псев­допроцессам, которые регулярно показываются средствами массовой
информации, в перспективе может возникнуть нега­тивное отношение к судам, как
наиболее подходящему месту для выяснения вины или невиновности обвиняемого в
уголов­ном преступлении.

Именно этой озабоченностью репутацией суда
как честного и беспри­страстного органа - репутацией, без которой он не может
эффективно

работать, а также уязвимостью системы правосудия,
которая может по­страдать, когда враждебная пресса заранее объявляет «виновным»
под­судимого в уголовном процессе, и продиктована осторожность, с кото­рой Суд
утверждает ценность свободы выражения мнения, когда заходит речь о поддержании
авторитета судебной системы.

В российском законодательстве нет запрета
на распространение фак­тов и комментариев журналистов в прессе в ходе судебного
процесса (или до его начала), а также нет санкций за совершение таких действий.
Принцип презумпции невиновности не распространяется на высказыва­ния
журналистов. Такой вывод основан на законодательстве, его под­твердила и
Судебная Палата по информационным спорам при Прези­денте РФ. Ограничение права
журналистов распространять информа­цию, в том числе и оценочные суждения,
относительно не закончив­шихся судебных процессов, по мнению Судебной Палаты по
информа­ционным спорам при Президенте РФ «на практике может означать фак­тический
запрет на проведение журналистских расследований, на ком­ментирование в СМИ
предварительного следствия и судебного разби­рательства по делам,
представляющим значительный общественный ин­терес». В одной из своих
Рекомендаций Судебная палата указала: Однако, как полагает Судебная палата,
обязанность соблю­дать принцип презумпции невиновности в смысле указанной
конституционной нормы распространяется только на те го­сударственные органы и
их должностные лица, которые име­ют полномочия налагать ограничения на права и
свободы че­ловека и гражданина.