Она нелегально въехала в Турцию

В деле Jabari
v. Turkey 228 заявительница
бежала из Ирана после того, как власти выяснили, ее внебрачную связь с женатым
мужчиной. Внебрачная связь женщины в Иране считается преступлением, за которое
заявительница могла быть забита камнями. Она нелегально въехала в Турцию в
ноябре 1997 г., а в феврале 1998 г. пыталась по поддельному паспорту вылететь в
Канаду через Францию. Французские власти вернули ее в Турцию. По прибытии в
Турцию заявительница подала просьбу об убежище. Ее уведомили, что по закону она
должна была подать просьбу в течение 5 дней по прибытии в Турцию. Верховный
комиссар ООН по беженцам вмешался в ситуацию и дал ей статус беженки по причине
ее обоснованной боязни преследования в Иране. Турецкие власти выдали ей вид на
жительство на период ожидания исхода ее жалобы в Комиссии. Государство-ответчик
утверждало, что по­скольку заявительница не выполнила правило 5 дней, оно имеет
право выс­лать ее обратно в Иран. Суд постановил, что поскольку статья 3
провозгла­шает одну из фундаментальных ценностей в демократическом обществе и
полностью запрещает применение пыток или бесчеловечного и унижающе­го
достоинство обращения или наказания, необходимо с большой серьез­ностью и
тщательностью подходить к заявлению лица о том, что его/ее депортация в третью
страну подвергнет это лицо обращению, противореча­щему статье 3. Суд отметил,
что государство-ответчик не провело серьезной проверки утверждения
заявительницы, в частности, не установило степень его обоснованности. То, что
заявительница не выполнила правило подачи просьбы в течение 5 дней, фактически
лишило ее шанса на проверку обо­снованности ее боязни вернуться в Иран. Суд
решил, что автоматическое и механическое применение такого короткого срока
подачи просьб об убе­жище должно считаться нарушением принципа защиты
фундаментальной ценности, воплощенного в статье 3 Конвенции. Принимая во
внимание вы­воды УВКБ ООН, Суд постановил, что у заявительницы был реальный риск
обращения, нарушающего статью 3, в случае ее возвращения в Иран. Таким образом,
приказ о депортации нарушает статью 3.