Относительно вопросов по статье 6.

Заключение Заявителя в период судебного разбирательства
длилось до

3  августа 1999 г., когда
Магаданский Городской Суд вынес свой первый при­

говор, то есть, 3 года 1 месяц и 21 день (как установлено
Судом в п. 110 решения). Не стоит забывать, что задержки в вынесении приговора
и соот­ветственно продолжение содержания лица под стражей было частично выз­вано
жалобами Заявителя на судей и его ходатайствами о передаче дела в другой суд, а
также переменой адвокатов и случаи их неявки в суд, эти факты Суд изложил в п.
130 решения. Такая задержка составила всего 1 год и 3 месяца. Она не может, конечно,
оправдать процессуальное затягивание разбиратель­ства по вине суда, но тем не
менее представляет в ином свете картину содер­жания Заявителя под стражей в
период судебного разбирательства.

Наконец, направление дела на доследование и вынесение
Магаданским Городским судом 31 марта 2000 г. второго приговора увеличило срок
содер­жания под стражей еще на 7 месяцев, в соответствии с п. 7 ст. 97 УПК
РСФСР.

Однако всего Заявитель провел под стражей 5 лет 1 месяц и 29
дней. Из них 4 года 9 месяцев и 2 дня он провел в СИЗО N 1 Магадана. Этот
период не может быть рассмотрен как разумный срок содержания под стражей для
целей статьи 5.3 Конвенции, несмотря на обстоятельства, которые я привел выше.
В соответствии с частью 8 статьи 97
Конвенции, Заявитель несколько раз жаловался на законность и обоснованность его
содержания под стра­жей. Тем самым он исчерпал, как это требовалось статьей 35
п. 1 Конвен­ции все доступные ему внутренние средства правовой защиты.

3.  Относительно вопросов по
статье 6.1 Конвенции (справедливое и пуб­личное слушание дела в разумный срок),
Суд, к моему сожалению, не учел тот факт, что Заявитель не использовал свое
право подачи кассационной жалобы на приговор от 3 августа 1999 г., тем самым
оставляя открытым вопрос исчер­пания средств внутренней правовой защиты. Однако
аргументы Заявителя о том, что этот приговор не был окончательным, следствие
продолжалось и но­вый приговор был вынесен 31 марта 2000 г., могут быть приняты
во внимание.