Позднее он умер в заключении.

В деле Orhan
v. Turkey href="#_ftn93" name="_ftnref93" title="">[93]
Правительство-ответчик без каких-либо удов­летворительных объяснений не
представило имеющуюся у него информа­цию. Суд высказался, что

это может не только поднять вопрос об обоснованности пред­положений
заявителя, но также негативно отразиться на уров­не соответствия
государства-ответчика обязательствам в со­ответствии со статьей 38 (1) (а)
Конвенции. Это же относится и к отказу государства предоставить информацию, что
пре­пятствует в установлении фактов по делу. title="">[94]

Заключенные находятся в очень уязвимом положении, и власти
обяза­ны обеспечить соблюдение их прав. title="">[95] Если во время задержания человек был
здоров, а позднее умер в заключении, власти обязаны представить прав­доподобную
версию событий, предшествовавших его смерти. Непредстав­ление таких объяснений
означает, что государство берет на себя ответствен­ность за эту смерть. href="#_ftn96" name="_ftnref96" title="">[96]
При наступлении смерти в заключении, действует жесткая презумпция вины
государства.

В деле Salman
v. Turkey href="#_ftn97" name="_ftnref97" title="">[97] потерпевший был
заключен под стражу в хорошем состоянии здоровья без каких-либо травм и
заболеваний. По­зднее он умер в заключении. Никаких правдоподобных объяснений
мно­гочисленных травм на его теле представлено не было. В данных обстоя­тельствах
Суд пришел к выводу, что государство несет ответственность на основании статьи
2.

В деле Anguelova
v. Bulgaria href="#_ftn98" name="_ftnref98" title="">[98] сын
заявительницы умер после задер­жания полицейским и пребывания в течение
нескольких часов в полицей­ском участке. Суд высказался, что обязанностью государства было
предос­тавить правдоподобное объяснение его смерти. Государство ссылалось на
два противоречащих медицинских заключения: первое было сделано на ос­новании
результатов вскрытия тела с указанием времени и характера по­вреждений, а
второе - по фотографиям травм потерпевшего. Кроме того, было учтено, что
полицейские отказались вызвать врача, а также утверж­дали, что не установили
личность задержанного, несмотря на то, что он был хорошо известен полиции. Суд
счел, что объяснения Правительства в отно­шении причин смерти жертвы
неудовлетворительны. Соответственно, было признано нарушение статьи 2.