Практика использования пыток в качестве

Часть 1 ст. 75 УПК РФ признает недопустимыми показания
подозревае­мого и обвиняемого, если тот дал их во время предварительного
следствия или дознания в отсутствие адвоката, а затем не подтвердил их в суде.
Одна­ко, этой гарантии явно недостаточно для того, чтобы предотвратить исполь­зование
данных под пытками показаний в качестве доказательства.

Во-первых, сотрудники правоохранительных органов применяют
пытки не только для получения признания от подозреваемого или обвиняемо­го, но
и для получения нужных для следствия показаний свидетелей, а на свидетелей
гарантии ст. 75 УПК не распространяются. По вышеупомяну­тому делу Азиевых и
Бакалаева, одним из основных доказательств обви­нения являлись показания
свидетеля Бангашева. Бангашев утверждал, что показания, данные им во время
следствия, так же были получены в ре­зультате пыток. Заявление об этом Бангашев
направил в Верховный Суд РФ, который рассматривал кассационную жалобу Азиевых
на приговор Ставропольского краевого суда. Однако, заявление Бангашева не было
принято судом во внимание.

Практика использования пыток в качестве средства раскрытия
преступ­лений связана с особенностями оценки допустимости доказательств. В на­стоящее
время суды имеют свободу в оценке допустимости. name="_ftnref368" title="">[368]
Суды вправе приостановить разбирательство и потребовать проведения проверки
заяв­ления о применении пыток, но происходит это крайне редко. Это можно
объяснить тем, что российское правосудие продолжает сохранять каратель­ные
традиции. Не следует забывать, что отдавая распоряжение о проведении проверки по
заявлению о получении доказательств при применении пыток, судья рискует сильно
затянуть судебное разбирательство. Кроме того, даже в тех случаях, когда судья
отдает такое распоряжение, проводимая прокура­турой проверка часто оказывается
неэффективной: пытки с целью получения доказательств, как правило, применяются
до начала следствия по уголовно­му делу или на ранних этапах следствия; с этого
момента до начала судебно­го разбирательства по делу зачастую проходит
несколько месяцев, и обна­ружить какие-либо следы применения пытки практически
невозможно.