Практика ведения подобных дел показывает,

34.  Прежде всего национальные
власти, особенно судьи, обязаны интерпретировать и применять внутригосудар­ственное
право. Поскольку в соответствии с частью 1 статьи 5 неисполнение положений
внутригосударственного пра­ва представляет собой нарушение Конвенции, Суд и дол­жен,
и обязан провести проверку утверждений о наруше­ниях подобного рода (Benham
v. UK, решение от 10
июня

1996 г. параграф 41).

35.  Суд отмечает, что
согласно статье 34-1 Закона «О психи­атрической помощи» суд должен рассмотреть
заявление о принудительной госпитализации лица в психиатрический стационар в
течение 5 дней с момента поступления заявле­ния. В данном случае больница
подала заявление 26 сентяб­ря 1999 г., но только 5 ноября 1999 г., то есть
через 39 дней позже, оно было рассмотрено Орджоникидзевским район­ным судом,
поэтому принудительная госпитализация заяви­тельницы не соответствовала
процедуре, предусмотренной законом. Следовательно, имелось нарушение части 1
статьи 5 Конвенции.[475]

36.          
Практика ведения подобных дел показывает, что суды часто допускают
также нарушения статьи 34(2) Закона РФ «О психиатрической помощи», который
гарантирует лицу, в отношении которого применяется мера недо­бровольной
госпитализации, присутствие на судебном разбирательстве лично и быть
представленным защитником. Во многих случаях, так же как по делу Rakevich нарушаются сроки
рассмотрений жалоб на незаконную госпитализацию.

2.5.4. Пункт (f)
части 1 статьи 5 Конвенции

Что касается регулирования порядка экстрадиции, то он
определяется внутренним законодательством РФ, регулирующим порядок задержания
лица по запросу иностранного государства, а именно Уголовно-процессу­альным
кодексом РФ.