Пытки и иные формы обращения,

Пытки и иные формы обращения, запрещенные статьей 3 Европейс­кой
Конвенции, в Российском уголовном праве описываются как причи­нение вреда
здоровью,[324]
причинение физической боли [325]
или психичес­ких страданий,[326]
угрозы применения насилия,[327]
а так же унижения чело­веческого достоинства. name="_ftnref328" title="">[328]

Представляется необходимым особое внимание уделить диспозиции
ст. 117 УК РФ: «Причинение физических или психических страданий путем
систематического нанесения побоев либо иными насильственными дей­ствиями, если
это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 настоящего Кодекса». href="#_ftn329" name="_ftnref329" title="">[329]
Часть 2 указанной статьи запрещает причинение страданий с использованием пытки.
8 декабря 2003 г. был принят Феде­ральный Закон «О внесении изменений и
дополнений в Уголовный ко­декс Российской Федерации». Указанным законом ст. 117
УК РФ[330]
была дополнена следующим примечанием: «Под пыткой в настоящей статье и других
статьях настоящего Кодекса понимается причинение физических или нравственных
страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям,
противоречащим воле человека, а также в целях нака­зания либо в иных целях».

Таким образом, различные виды ненадлежащего обращения, пре­дусмотренные
статьей 3 Европейской Конвенции, подлежат уголовно­му преследованию. Однако
следует заметить, что вышеперечисленные статьи Кодекса касаются ненадлежащего
обращения со стороны част­ных лиц и, как правило, не применяются, если такого
рода деяния со­вершаются лицами, действующими в официальном качестве. Нам из­вестен
только один случай, когда применение пыток сотрудниками ми­лиции с целью
получения от жертвы информации о предполагаемом преступлении было
квалифицировано органами следствия по общеуго­ловной ст. 110 УК РФ. Основанием
для применения ст. 110 послужило то обстоятельство, что в результате применения
пытки жертва попыталась покончить жизнь самоубийством.