С одной стороны, в соответствии

Часть 1 статьи 6 Закона предусматривает,
что обучение религии является одним из признаков, определяющих понятие
религиозного объединения. С одной стороны, в соответствии с частью 3 статьи 7
Закона религиозные объе­динения, осуществляющие деятельность без
государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица,
то есть религиоз­ные группы могут реализовывать право на обучение религии
непосредствен­но. С другой стороны, в соответствии со статьями 5 и 19 Закона,
религиозные объединения имеющие статус юридического лица (религиозные организа­ции)
могут реализовывать это право только путем использования предос­тавленной им
органами местного самоуправления возможности обучать религии учащихся
государственных и муниципальных образовательных уч­реждений (ч. 4 ст. 5) либо
путем создания духовных образовательных уч­реждений (ч. 3 ст. 5, ст. 19). Таким
образом, закон ограничивает право рели­гиозных организаций непосредственно
обучать религии, т.е. без создания образовательного учреждения. Это вступает в
противоречие с конституци­онным правом каждого совместно с другими исповедовать
и свободно рас­пространять религиозные и иные убеждения и действовать в
соответствии с ними (ст.28 Конституции РФ), а также со ст.16.6 Итогового
документа Венс­кой встречи 1989 г., ст. 19 Всеобщей Декларации прав человека и
другими общепризнанными нормами международного права.

На практике такое нормативное
регулирование является формаль­ным основанием для контролирующих органов
требовать от религиоз­ных организаций лицензирования любой их деятельности,
связанной с обучением религии, и обязательной регистрации действующих при ре­лигиозных
организациях воскресных школ, учебных групп и курсов по обучению
религии, что фактически препятствует созданию таких форм ведения религиозной
деятельности.