Следовательно, нарушение статьи 5 п.

102.Суд согласен, что
особая быстрота, на которую находящий­ся в заключении обвиняемый имеет право
рассчитывать при рас­смотрении его дела, не должна мешать тщательным усилиям
су-

дей по исполнению их обязанностей с должной тщательностью (см., mutatis
mutandis решение по делу Тота от
12 декабря 1991 г. Серия А, т. 224, с. 20-21, п. 77). Из дела тем не менее
следует, что французские суды не проявили в данном деле должной опера­тивности.
Генеральный прокурор при Кассационном суде при­знал это в своем заключении от 5
июня 1991 г., представленном в Комиссию по возмещению ущерба: следствие «могло
бы быть значительно сокращено, если бы не обнаруженные многочис­ленные
нарушения сроков», особенно с ноября 1983 г. по ян­варь 1985 г. и с мая 1986 г.
по апрель 1988 г. Следовательно, оспариваемая длительность заключения не может
быть отнесе­на на счет сложности дела, или поведения заявителя.

103.Следовательно,
нарушение статьи 5 п. 3 имело место. title="">[490]

name=bookmark97>4.6.            
Определение периода предварительного содержания под стражей

Начало этого периода приходится на момент фактического
задержания лица, с которого начинается отсчет срока предварительного
заключения. Заключение следует считать предварительным до того, как суд выразит
свое мнение относительно виновности лица. То есть предварительное содержа­ние
под стражей заканчивается вынесением решения по делу судом первой инстанции.
Иными словами, вынесением приговора суда заканчивается дей­ствие правил,
определенных частью 3 статьи 5 Конвенции. title="">[491]

Таким же образом определил эти временные рамки Европейский
Суд в деле Kalashnikov v. Russia, признав, что
нахождение под стражей обвиняе­мого с момента его ареста в июне 1995 г. до
вынесения судом приговора 30 августа 1999 г. не соответствовало гарантиям части
3 статьи 5 Конвенции.[492]