Статья 3. Запрет пыток*

Дружественное урегулирование было также достигнуто в деле N.O. v. Turkey. href="#_ftn233" name="_ftnref233" title="">[233] Муж
заявительницы был задержан сотрудниками сил безо­пасности в ходе спецоперации,
доставлен в участок, затем после допросов переведен в больницу, где в итоге, по
версии государства, скончался от кровоизлияния в мозг. Примерно через 9 месяцев
после его смерти госу­дарство установило двух полицейских, допрашивавших
задержанного в участке. К этому времени они уже погибли во время перестрелки с
терро­ристами. Государство признало нарушение статьи 2 и предложило заяви­тельнице
компенсацию.

В деле Yakar
v. Turkey href="#_ftn234" name="_ftnref234" title="">[234] было
установлено, что сын заявителя, причас­тный к террористической деятельности,
сдался властям. На следующий день после этого он показывал сотрудникам сил
безопасности, где находится тело террориста, и погиб, подорвавшись на мине,
заложенной террористами. В результате государство признало нарушение статьи 2 и
предложило заяви­телю компенсацию.

Наконец, в деле Yurtseven
and others
v. Turkeym речь шла о
проведе­нии солдатами специальной операции, в результате которой были задер­жаны
три человека, которые затем пропали. С момента их задержания родственники не
имели никакой информации об их местонахождении, государство отрицало свою
причастность к задержанию, но в ходе рассле­дования это было опровергнуто. В
результате государство признало нару­шение статей 2 и 5 Конвенции, а в
отношении заявителей - статьи 3 Кон­венции и предложило заявителям компенсацию.

Статья 3. Запрет пыток*

name=bookmark55>Статья 3 гласит:

«Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному и
уни­жающему достоинство обращению или наказанию».