Статья 5. Право на свободу и личную неприкосновенность[459]

Хотя Суд ушел от прямого утверждения о несовместимости
смертной казни со статьей 3, он рассматривает вопрос о такой несовместимости в
случаях, когда смертный приговор выносится в результате несправедли­вого
судебного разбирательства. Суд считает это нарушением статьи 3.

В деле Ocalan
v. Turkey Суд постановил,
что даже если смертная казнь все еще допускается в статье 2, запрещается
произвольное лишение жизни в каче­стве наказания. Он также заявил, что смертная
казнь должна быть результатом «приведения в исполнение решения суда» и что суд,
выносящий такой приго­вор, должен быть независимым и беспристрастным. Таким
образом, в свете статьи 3 Суд постановил, что при вынесении смертного приговора
в результа­те несправедливого судебного разбирательства, человека несправедливо
зас­тавляют мучиться от страха перед казнью. Страх и неуверенность в будущем, к
которым приводит смертный приговор, при обстоятельствах, когда есть ре­альная
возможность приведения приговора в исполнение, вызывают у чело­века сильные
душевные страдания. Такие страдания следует рассматривать вкупе с
несправедливостью разбирательства, которое, учитывая, что речь идет о жизни
человека, в свете Конвенции становится незаконным. В свете того, что
государства-участники отвергают смертную казнь, считая, что ей нет места в
демократическом обществе, вынесение смертного приговора при таких об­стоятельствах
следует рассматривать как равносильное одной из форм бесче­ловечного обращения,
запрещенного статьей 3.

Статья 5. Право на
свободу и личную неприкосновенность
name="_ftnref459" title="">[459]

name=bookmark76>Статья 5 гласит: