Суд находит, что нет оснований

117.           
Суд принимает тот аргумент, что препятствование след­ствию наряду
с подозрением в совершении преступления, которое ему вменялось, могло на
первоначальном этапе быть основанием для содержания под стражей. Однако по ходу
процесса и завершению собирания доказательств такое ос­нование неизбежно стало
менее обоснованным.

118.           
Таким образом, Суд находит, что основания, по которым вла­стные
органы считали содержание заявителя под стражей необ­ходимым, хотя и было
обоснованным и существенным на пер­воначальном этапе, со временем потеряло свое
значение.

(*) Ведение процесса

119.           
В отношении длительности следствия Суд принимает во внимание
выводы национального суда о том, что дело не пред­ставляло собой особой
сложности и что следствие по делу было ненадлежащим, что частично привело к
затягиванию процес­са. (см. п. 69 и 80 выше). Суд находит, что нет оснований де­лать
иные выводы. Суд также признает, что в соответствии с выводами, сделанными
национальными судом, следственные

органы необоснованно пытались увеличить количество пунк­тов
обвинения (см. п. 80), доказательством чего может являться тот факт, что только
один из девяти пунктов обвинения против заявителя был признан обоснованным в
приговоре Магаданс­кого городского суда от 3 августа 1999 г.

120.  В отношении последующего
ведения уголовного про­цесса Суд установил, что имело место существенное затя­гивание
процесса в Магаданском городском суде. Слуша­ние, которое началось 11 ноября
1996 г., было отложено на

7   мая 1997 г. в связи с
отставкой председательствующего судьи. Дело так и не состоялось до 15 апреля
1999 г., хотя определенные процессуальные шаги были предприняты в июле августе
1997 г. (назначение нового судьи и назначе­ние судебного заседания), в мае и
июле 1998 г. (передача дела в другой суд), ноябре 1998 г. (назначение
слушания), январе и марте 1998 г. (решение о направлении дела на до­полнительное
расследование).