Суд напомнил также, что в

Рассмотрев 5 дел против Турции, Суд 8 июля
1999 г. принял решение по поводу приговора заявителям (главным редакторам или
владельцам нескольких турецких газет) за призывы к нарушению территориальной це­лостности
государства, опубликованные в статьях, которые содержали критику
государственной политики в районах на юго-востоке страны. В решениях по каждому
из 5 дел Суд записал, что в случаях конфликта и возникновения социальной
напряженности профессионалы средств мас­совой информации несут особую ответственность,
потому что могут стать «средством распространения вражды и пропаганды насилия».
Однако, продолжая наметившуюся в прецедентах линию, Суд отметил, что долг
прессы — распространять информацию и идеи, связанные с вопросами политики, даже
если эти идеи носят спорный характер, и эта их обязан­ность неразрывно связана
с правом общества получать информацию. Суд напомнил также, что «в правовом
пространстве ч. 2 ст. 10 существуют очень скромные возможности ограничить право
на политические выступления». Публикации, которые были инкриминированы
заявителям, не содержа­ли подстрекательства к насилию, хотя и содержали
фрагменты, в подтек­сте которых была враждебность, а также такие слова как
«сопротивление», «борьба» или «освобождение». Суд отметил, что если сообщение
было оглашено на церемонии или было частью литературного произведения, то это
существенно ограничивает ущерб, который оно потенциально мог­ло бы нанести
«национальной безопасности» или «территориальной целостности». Учитывая эти
соображения и суровость наложенных на жур­налистов санкций, Суд решил, что
осуждение заявителей было несораз­мерно преследуемой цели.