Суд признал, что подобная система

УПК РФ допускает опознание по фотографии, name="_ftnref544" title="">[544]
что также не противо­речит практике Европейского Суда, хотя в данном случае
участие адвоката не предусмотрено, так как защитник вправе участвовать только в
тех дей­ствиях, в которых участвует обвиняемый, или проводимых по ходатайству
обвиняемого или его защитника.[545]

Российское законодательство предусматривает обязательный поря­док
фотографирования тех, кто арестован в административном поряд­ке, а также
обвиняемых - при поступлении в СИЗО, и осужденных - при поступлении в колонию
для отбывания наказания.[546]
Эта практика в РФ не была предметом рассмотрения ни судов общей юрисдикции, ни
Кон­ституционного суда.

2.4.2.                     
Доступ к персональным данным в иных случаях

Европейский Суд рассматривал и другие аспекты права на доступ
к пер­сональным данным. В деле Gaskin
v. UK href="#_ftn547" name="_ftnref547" title="">[547] заявитель
воспитывался на го­сударственном попечении, и после достижения совершеннолетия
обра­тился в местные органы власти с тем, чтобы получить сведения о себе. Ему
было отказано, так как эти сведения предоставлялись на условиях конфи­денциальности,
то есть местные органы не имели права разглашать эти данные и сообщать их
кому-либо без согласия лиц, предоставивших эти данные. Суд признал, что
подобная система в целом отвечает требовани­ям соблюдения справедливого баланса
между частными и общественны­ми интересами. Но в данном деле было признано
нарушение статьи 8, так как заявитель не имел возможности обратиться с жалобой
на отказ в пре­доставлении ему этих сведений в независимый орган, несмотря на
то, что имел жизненно важный интерес, который был существеннее интересов
публичного порядка.