Суд признал нарушение статьи 3.

Суд считает, что рутинное применение обысков с раздеванием в
тече­ние длительного периода времени, предпринимаемое вместе с другими мерами
безопасности, нарушает статью 3.

В деле Van der Ven
v. Netherlands href="#_ftn437" name="_ftnref437" title="">[437] заявитель
находился в предва­рительном заключении после совершения нескольких тяжких
преступле­ний, включая убийство и изнасилование, а также преступлений, связан­ных
с наркотиками. Он был переведен в особо охраняемую тюрьму после того, как стало
известно, что он, возможно, готовит побег. Режим безо­пасности предполагал, inter
alia, ограничение
контактов заявителя с дру­гими заключенными, ограничение посещений
родственников одним ча­сом в неделю через стеклянную перегородку. Раз в месяц
ему разрешали «открытое» посещение, когда единственным разрешенным физическим
контактом с другими членами семьи было рукопожатие. Его подвергали обыску с
раздеванием до и после «открытых» посещений, а также посе­щений клиники,
стоматологического кабинета и парикмахерской. Кроме того, в течение 3,5 лет его
подвергали еженедельным обыскам с раздева­нием, включая осмотр анального
отверстия, во время еженедельного об­хода камер, даже если в предыдущую неделю
у него не было контактов с внешним миром и несмотря на то, что его уже обыскали
после «открыто­го» посещения либо посещения клиники, стоматолога или
парикмахера. Таким образом еженедельные обыски с раздеванием проводились регу­лярно
и не были вызваны конкретными соображениями безопасности или поведением
заявителя. Суд постановил, что учитывая все остальные меры безопасности,
регулярные обыски принижали человеческое достоинство заявителя и, должно быть,
вызывали у него душевные страдания и чув­ство унижения, в результате чего было
попрано его человеческое досто­инство. Суд признал нарушение статьи 3.